Защищая потомство

Еще более самоотверженно, чем собственную жизнь и собственные дома, защищают животные не появившееся пока на свет потомство, совсем маленьких и более взрослых своих детей.

Судак, который вообще-то не особо храбрый, став отцом, совершенно преображается. У судаков самки не обременяют себя материнскими обязанностями. Единственная их забота - отложить икру. Всем остальным занимаются самцы. Они готовят и место для откладки икры, и охраняют гнездо. Станет приближаться к гнезду лягушка или любая рыба - судак моментально начнет как бы изо всей силы резко толкать что-то. Звуки-удары производят должное впечатление. Да и вид самого судака, его настрой - неплохое подкрепление: он поднимает спинной плавник, растопыривает жаберные крышки. Мгновение - судак отважно кидается на врага.

Самец атлантической рыбы-жабы - морской брат судака. И он не знает покоя, и он все время начеку. У самца этой рыбы другие враги - крабы. А отпугивает он их, «встав» в воинственную позу и ворча с широко открытым ртом.

Птицы, обнаружив врага неподалеку от гнезда или птенцов, пытаются отвлечь его внимание. Славки-черноголовки и завирушки прикидываются ранеными или больными. Хищник идет к ним. Но окажется он на достаточном расстоянии от гнезда, птица «выздоравливает» и улетает. Такой прием действует безотказно. Даже человек, знающий, что все это одно лишь притворство, засомневавшись, отправляется вслед за птицей, изображающей раненую или больную.

Горихвостка ведет себя несколько иначе. Увидит птица кошку, а птенцы едва покинули гнездо, подлетит она к врагу близко, сядет так, чтобы он ее хорошо видел, и кричит. Кошка - к горихвостке. Птица быстро отлетает. И снова повторяет свой маневр.

Птенцы, которые кричат в гнездах, выпрашивая корм, рассекречивают себя донельзя и дают прекрасную возможность хищнику определить, где они находятся. Горным овсянкам это известно, и они принимают контрмеры, весьма оригинальные. Птицы устраивают звукомаскировку. Появится враг неподалеку от гнезда - овсянки подают сигнал тревоги. А чтобы дезориентировать хищника, перед кормлением птенцов кричат десять, а то и семнадцать минут в стороне от гнезда. На кормежку уходят одна - три секунды, и снова кричат птицы минут десять в противоположном от птенцов направлении.

Сорокопут-жулан, который имеет привычку накалывать добычу - ящериц, кузнечиков, мышей - на сучки, внимательно следит за происходящим вокруг. Заметит он врага - задвигает хвостом вправо, влево, вверх, закричит: «чек-чек-чек...». Подберется близко к гнезду хищник, нападет на него жулан, будет сильно бить его клювом и лапами. Обратив врага в бегство, птица преследует его, летя за ним с победоносным кличем. С громкими криками бросаются на врага сороки. А когда закричит испуганный птенец соек, родители прилетят незамедлительно и атакуют хищника, оглашая лес своеобразными криками, которые трудно спутать с другими.

Зайцы, неизвестно с чьей легкой руки, веками считаются трусами и беспечными родителями. Но на самом деле они не такие. Русаки, самцы и самки, услышав крик зайчонка, спешат к нему на помощь. Если потревожат люди зайчиху, она не бросит малышей, а остановится где-нибудь рядом, дождется, когда удалятся враги, и тут же возвратится к детенышам. Иногда зайчиха ведет себя, как и многие птицы в аналогичных ситуациях: ложится, встает, ползает по земле, фыркает, стучит лапами, стараясь всячески привлечь внимание к себе и отвести людей в сторону от зайчат.

Храбро нападает зайчиха на коршуна. Она подпрыгивает вверх, бьет врага передними лапами, не давая ему снизиться. А коснется все же коршун земли - последует такой удар, что хищник камнем отлетит в сторону и придется ему убраться ни с чем.

У индийских слонов малыши не уходят от матерей дальше чем на два метра. Слонихи со слонятами держатся неподалеку друг от друга, слоны пасутся поодиночке. Но закричит малыш или объявит тревогу слон, все слонихи собираются вместе, слонята ложатся, а слоны стоят вокруг и не подпускают к ним никого.

О том, что сивучи-матери сильно привязаны к своим детям, известно давно. Промысловики этим очень пользовались. Они брали детенышей, заставляли их кричать, и, когда самки подплывали близко, в них стреляли. Сивуч-мать, даже если детеныш погибнет, не отходит от него несколько дней, оттаскивает его от опасного места, отпугивает других зверей, а ложась спать, кладет на него голову.

Неимоверную самоотверженность проявляют лисицы. В Карагандинской области в сосновом бору среди обломков гранитных скал была лисья нора. Из нее доносилось тихое рычание лисят. Едва лайка стала раскапывать нору, как прибежала лисица. Издавая истошные хриплые звуки, она встала метрах в двадцати, а потом начала подходить ближе и ближе. Собака оторвалась от своего дела, наконец, заметила лисицу и погнала ее в лес. Однако вскоре лисица опять была возле норы, лайка снова кинулась к ней. А когда собака побежала обратно, лисица следовала за ней всего в двух метрах и издавала все те же звуки. Собака предприняла новую погоню. За час их было восемь. И вымотанная лайка после очередной погони упала в изнеможении на землю, а лиса поодаль от нее бегала с криками. Отдохнув, собака лишь отпугивала от себя зверя, а к норе уже больше не подошла.