Птичье эсперанто

Когда росомахи и волки, услышав громкие крики ворона, направляются к месту, над которым он выделывает в воздухе пируэты, звери знают, что им там будет чем поживиться. Но ведь это означает, что волкам и росомахам понятен смысл «слов», произнесенных существом, которое даже не является их далеким родственником.

Волки, росомахи, да и вся компания, которая собралась в в тайге у поживы, не единственные звери и птицы, понимающие друг друга. Животные в разных, особенно в критических ситуациях, которые нередко складываются в их жизни, очень часто пользуются своеобразным эсперанто, «словами», которые однозначно воспринимаются соседями.

Для африканских копытных, пасущихся в смешанных стадах, совершенно не важно, кто первым заметил опасность и сообщил о ней. Именно поэтому застать врасплох такое стадо - дело нелегкое. Обезьяны не хуже копытных разбираются в криках тревоги друг друга. Обнаружат лангуры хищника, а по их крику узнают, что появился враг, макаки.

Углядев вдали человека, ворона обязательно продолжительно дребезжаще прокричит: «ка-а-а». Услышав предостережение, взлетят с земли ее соплеменники. Но и не вороны, получив предупреждение, примут в расчет информацию. Поймут, о чем идет речь, и последуют примеру ворон галки и грачи.

Сами вороны пользуются не лучшей репутацией в птичьем мире, они не прочь стащить из чужого гнезда яйцо. Если увидят ворон озерные чайки, они кричат: «ка-ка-ка», «ка-ка-ка». Сообщение воспринимают и крачки, и поганки, и утки.

На островах Кандалакшского заповедника поселяются самые разные птицы. А прозвучит крик тревоги кулика-сороки, и практически все живущие поблизости от кулика пернатые: чистики, полярные крачки, серебристые чайки, камнешарки, утки и белые трясогузки - постараются избежать надвигающейся опасности.

Пользуются эсперанто мелкие воробьиные птицы. Присмотрит канюк в лесу гнездо пеночки с птенцами - и к нему, а здесь откуда ни возьмись взрослые птицы. Бросятся они навстречу хищнику, закричат пронзительно. Птенцы в мгновение ока исчезнут из гнезда, но пеночки по-прежнему кричат. Услышав их, прилетит зяблик, будет и он усердно кричать. Появятся синицы и горихвостки. Наконец, к месту происшествия пожалуют дрозды. А уж раздастся их громкоголосое трещание - всему лесу станет известно, что обнаружен враг. И кто спрячется, кто насторожится, а в общем вряд ли кто теперь будет не начеку.

Птицы могут оповещать, что сложилась тревожная обстановка, не одних своих собратьев. Крики пернатых помогают ориентироваться зверям. Придет в лес охотник - затрещит сорока, и поймут ее олени, кабаны и волки. Тревожный крик дрозда-рябинника - информация абсолютно для всех лесных жителей.

Понимают язык птиц обезьяны. Сообщат птицы, что хищник приближается по земле или, наоборот, нападение может последовать с воздуха - зеленые мартышки непременно учтут эти сведения.

Птицы включают в свой репертуар крики тревоги зверей. Больше того, они используют их в соответствующей ситуации. Горные майны, живущие в тропических лесах Южной Азии, - прекрасные имитаторы. И они искусно воспроизводят крики тревоги гиббонов Клосса, других обезьян. Причем, едва закричат обезьяны, крик мгновенно подхватят майны.

Тропический лес постоянно оглашается громкими криками обезьян. Однако майны имитируют лишь крики тревоги, которые звучат не столь уж часто. Птицы умеют отличать передаваемую гораздо реже, но более важную информацию от менее важной.

Своеобразное птичье эсперанто - крики бедствия, которые издают пернатые в момент наибольшей опасности для жизни. Крик сойки, схваченной врагом, не оставят без внимания полевые, домовые воробьи и дрозды-рябинники. А раздастся крик бедствия скворца - улетают подальше от опасного места врановые. Кулики, чайки, вороны, живущие вместе на морских побережьях, независимо от того, кто сообщил о постигшем его несчастье, прекрасно понимают, что произошло и какие из этого надо делать выводы.

Оказавшись в лапах хищника, воробьиные кричат так, что бывает трудно определить, с кем произошла беда: то ли ястреб-перепелятник поймал воробья, то ли большую синицу, то ли какую иную птаху. И когда прозвучит этот крик, птицы бросаются в разные строны, укрываются в гуще ветвей.

Крики бедствия очень многих птиц похожи. Это короткие звуки, которые непрерывно следуют друг за другом с небольшим интервалом. У степных орлов, кедровок, домовых сычей, волнистых попугайчиков, гаичек и еще у десяти видов птиц, крики которых сравнили, «схема произношения» их приблизительно одинакова.

Овсянки, дрозды, синицы и зяблики, увидев ястреба, объявляют тревогу специальным криком. Услышав его, птицы ведут себя идентично, да и сам этот крик, изданный совершенно разными видами, имеет много общего.

Птицы, живущие рядом и в равной мере страдающие от одних и тех же хищников, оповещают о появлении и такого врага, как сова. Крики схожи у многих пернатых: черного дрозда, дерябы, зарянки, крапивника, чекана, зяблика и садовой славки. Причем звучат они у всех на строго определенных частотах - от 7 до 9 килогерц.