Как не попасться на обед

Каждый, кто хочет поймать свой обед, изощряется, как может. Но и те, которых ловят, чтобы выжить, оставить потомство и продлить свой род, пользуются не менее совершенными способами защиты.

Голоса мелких воробьиных птиц могли бы сослужить им плохую службу: по ним хищники без труда находили бы их обладателей. Причем крики, которые извещают, что появился воздушный хищник, раздаются особенно часто, и они должны были бы в первую очередь выдавать птиц, как бы ни были хорошо они замаскированы. Однако именно эти  крики  звучат на таких частотах, которые пернатые хищники плохо слышат и не могут определить точно, откуда они доносятся.

Кенгуровые прыгуны, или кенгуровые крысы, знамениты тем, что едят семена растений, их стебли, насекомых
и, живя в пустынях и полупустынях, умудряются обходиться без воды.  Прославились они  и  своим  слухом.
Кости, которые образуют полость среднего уха, у них очень тонки и велики: обе полости по объему больше, чем
мозг зверька. Барабанные перепонки кенгурового прыгуна не менее внушительны, а стремечко - одна из косточек
среднего уха - плотно примыкает к крошечному овальному окну. В итоге среднее ухо зверька усиливает звуки
почти в сто раз. А огромные барабанные полости? Какой прок от них кенгуровому прыгуну?

Как и все мелкие зверьки, кенгуровый прыгун должен лучше всего слышать звуки довольно высокой частоты. А уши его, наоборот, улавливают низкочастотные звуки: от 1000 до 3000 герц. Однако такие звуки вызывают сильные колебания барабанной перепонки. И когда она вдавливается в полость среднего уха обычного размера, там создается повышенное давление воздуха, что препятствует ее движению. А если барабанные полости большие, она может колебаться свободно. Вот и выходит: внушительные полости среднего уха позволяют кенгуровому прыгуну хорошо слышать звуки низкой частоты. Но почему его уши настроены на эти звуки?

Кенгуровые прыгуны - непременное «блюдо» ежедневного «меню» сипух. Ловят их и гремучие змеи. Оба этих хищника охотятся ночью, то есть в часы, когда отправляются по своим делам и кенгуровые прыгуны. Обнаруживают совы и змеи добычу по-разному: сипухи - на слух, а змеи воспринимают тепло, исходящее от зверька.

На что же могут рассчитывать кенгуровые прыгуны? Способны ли они защитить себя? Способны. Зверьки совсем не беспомощны. Они быстро определяют степень опасности. Хотя сипухи и летают бесшумно, запись, сделанная во время охоты совы при максимальном усилении, и анализ этой записи показали, что полет сов сопровождается очень тихим, на пределе чувствительности магнитофона, шуршащим звуком. Частота его не больше 1200 герц. А при нападении на кенгурового прыгуна змеи звуки выше - до 2000 герц. Но как раз такие звуки и слышат очень хорошо зверьки. И когда сипуха почти приближается к цели: еще совсем немного и желанная добыча очутится в лапах, в эти последние мгновения зверек подпрыгивает и оказывается в стороне от места, где должна была схватить его сова. Успевает кенгуровый прыгун обнаружить и другого своего врага - гремучую змею. Донесутся до него ее звуки, скакнет он. Не всегда кенгуровому прыгуну удается сделать спасительный прыжок. Однако если ввести в барабанные полости наполнитель, зверьки будут совершенно беззащитны перед хищниками. Совы и змеи ловят их, ничего не подозревающих: предупреждения, что враг рядом, кенгуровые прыгуны не получают.

Быстро распознать звуки и моментально оценить ситуацию должно уметь всякое живое существо, если оно хочет уцелеть.

Ночные бабочки совки сохраняют себе жизнь даже в «поединках» с летучими мышами. Уши бабочек, которые «сконструированы» поразительно просто, улавливают ультразвуки врагов. В каждом ухе всего три нервных клетки, правда, одна из них примерно в десять раз чувствительнее к ультразвукам, чем вторая, а третья повышает «внимание» ушей бабочки. Но это не меняет сути дела. Уши совок примитивны. Казалось бы, какую информацию можно получить, располагая такими органами чувств? А бабочки великолепно ориентируются в сложившейся ситуации. Они легко определяют, где находится мышь.

Существует взаимосвязь между положением крыльев совки и тем, как она слышит. Если крылья бабочки подняты или находятся в горизонтальной плоскости (уши открыты), на звуки больше реагирует ухо, со стороны которого они раздаются. Но когда крылья опущены, уши прикрыты ими, звук, приходящий снизу, вызывает более сильную реакцию, чем такой же по громкости звук, поступающий сверху. Поэтому, пытаясь точно определить, откуда доносится звук, бабочка стремится расположить свое тело так, чтобы нервные клетки возбуждались одинаково при поднятых или распластанных крыльях: она поворачивается, пока ось ее тела не совпадет с направлением на источник звука. С помощью ушей совки могут узнать, где враг: спереди, сзади, над ними или под ними.

Бабочки проявляют свое отношение к звукам, издаваемым летучими мышами, двояко. Как они поступят в том или ином случае, зависит от громкости звуков. Звуки тихие - враг далеко. И бабочки стремятся избежать встречи с ними. Они изменяют направление полета так, чтобы выйти из зоны действия эхолокатора. Но это возможно лишь тогда, когда хищника и совку разделяет расстояние от тридцати до шести метров. Если летучая мышь будет ближе, звуки, которые улавливают уши бабочки, очень громкие. Точно определить, где находится преследователь, насекомые уже не могут. Тогда они предпринимают всяческие маневры: взмывают вверх, выписывают мертвые петли и спирали или, сложив крылья, падают на землю. Причем начинают маневрировать они гораздо раньше, чем ультразвуковой сигнал, отразившийся от их тельца, возвратится обратно к мыши.

По-разному заканчиваются «поединки» между бабочками и летучими мышами. Не всегда совкам везет. Однако у них есть кое-какие преимущества. Совки могут опознать врага на большем расстоянии, чем он их. Если бабочка обнаружила опасность раньше, чем ее саму заметила мышь, шансов спастись у нее много. А если летучая мышь засекла бабочку и получила отраженный сигнал от своей мишени, совка попадает в тяжелое положение, но не безнадежное. Она маневреннее противника, ей легче увернуться, и, начав выполнять фигуры высшего пилотажа, она сбивает мышь с толку.

Есть еще вариант спасти свою жизнь. Можно самим издавать ультразвуки и отпугивать ими летучих мышей. Так поступают бабочки медведицы.

Шершни, божьи коровки, немало разных насекомых обезопасили себя на случай нападения врага яркой окраской: она предупреждает, что лучше насекомых, раскрашенных подобным образом, не употреблять в пищу, иначе будут неприятности. Для медведиц это не выход: в сумерках не очень видно, какие они. Но главное - летучих мышей совсем не интересует их окраска. Охотясь, они рассчитывают исключительно на свой слух. А раз так, бабочки и «придумали» единственно возможный для них способ защиты. Чтобы известить, что они неприятны на вкус и разумнее всего их оставить в покое, медведицы издают ультразвуки. Летучая мышь фазу меняет курс и улетает. Во время одного эксперимента стали воспроизводить звуки медведиц, и летучие мыши не захотели ловить даже безвредных хрущаков.