Звуки дельфинов

Для дельфинов не меньше, чем для воробьиных птиц, важны звуки. Если бы дельфин стал немым, он бы умер. Дельфин-афалинаИздавая звуки и улавливая эхо от них, он получает исчерпывающую информацию обо всем. Дельфины уходят от расставленной сети в мутной воде, где увидеть эту сеть просто невозможно. Обнаруживают предметы и различают их по размеру, материалу, даже выбирают любимую рыбу из нескольких видов рыб, одинаковых по величине. Эхолокатор работает так точно, что дельфин, у которого закрыты глаза, подбирает со дна бассейна полтаблетки витамина.

Плавая в Черном море в одиночку или стайкой, афалины свистят. Но, оказалось, тридцать один их свист можно разделить на три группы: короткие свисты — от пяти до семидесяти тысячных доли секунды, средние — от семидесяти до пятисот тысячных долей секунды и длинные — больше полсекунды. Чаще всего слышен короткий свист, частота которого постепенно повышается. Графически он выглядит, как крошечная, меньше сантиметра палочка, палочка тоненькая, стоит она не прямо, а наклонена вправо. Дельфины предпочитают этот свист во всех ситуациях, но практически всегда звучат и другие, тоже короткие свисты, их семь.

Однако если дельфина хотят поймать, он непрерывно издает более сложный свист, контур которого напоминает ломаную линию. А когда пару дельфинов начинают разъединять, контурная линия их свиста будет похожа на волнистую, но верхушки у нее срезаны, они плоские. Остальные свисты дельфинов графически можно изобразить прерывистой и волнистой линиями, иными линиями, которые трудно описать. Однако все эти сложные звуки на самом деле — сумма более простых: коротких свистов, у которых варьирует частота, которые звучат неодинаковое время. А поскольку и такими свистами дельфины передают друг другу информацию, это значит: они комбинируют звуки, из простых возникают сложные.

Афалины умеют свистеть, но издают они и щелчки и звонкие удары, похожие на звуки барабана. Одни из них занимают времени меньше, другие — больше. У дельфинов получается треск — серии звуков от ста до тысячи двухсот в секунду. Дельфины извлекают звуки, напоминающие рык и вой. Все эти звуки, многие из которых, в том числе и свисты, сами по себе достаточно сложные, решено было считать элементарными единицами. А эксперимент должен был помочь ответить на вопрос: что собой представляет язык афалин? Используют ли дельфины иерархическое комбинирование, когда из элементарных единиц образуются сигналы второго ранга, из них, в свою очередь, сигналы третьего ранга и так далее. Иерархические системы — самые сложные. Такое комбинирование позволяет передавать очень большой объем информации, создать обширный словарь.

Пока шел эксперимент, все звуки афалин записывал магнитофон. И вот можно было приступить к их анализу. Результат превзошел ожидания: из ста тридцати восьми сигналов восемьдесят шесть — сложные. Многие из этих сигналов состояли из двух — пяти элементов, но в некоторые входило даже двадцать четыре элемента. Сложные сигналы афалин оказались ни чем иным, как объединениями нескольких блоков. А блоки? При внимательном рассмотрении выяснилось: блок могут образовывать два элемента, которые встречаются и в виде самостоятельных сигналов. Блок тоже бывает самостоятельным, но бывает он и составной частью другого сигнала, а тот уже как блок высшего ранга является единицей еще более сложного сигнала.

Лестница иерархии была налицо. Предположение, что комбинирование у дельфинов иерархичное, подтвердилось. Сколько всего уровней комбинирования в сигналах афалин, пока сказать точно нельзя. Во всяком случае их не меньше пяти. Существует гипотеза: у дельфинов знаковая система открытого типа, иначе говоря, у них есть система, сигналы которой не имеют жесткой связи с какой-то определенной формой поведения. Дельфины способны передавать практически любую информацию.

Раскрыть все тайны языка дельфинов еще не удалось, но эти животные уже сумели доказать, что они могут выучить чужой язык. На экране — две афалины. Они герои фильма, не художественного — научного. А фильм — итог четырех лет работы с ними. Кадр сменяет кадр, и афалины, не имеющие ни малейшего представления о том, что существуют какие-то языки, превращаются на глазах у зрителей в знатоков этих языков. Каждая афалина постепенно усваивает, что ей положено. Для одной словами служат искусственные звуки, для другой — жесты тренера. Слова обозначают предметы, их качественные характеристики и действия. Подлежащие, сказуемые, прямые и косвенные дополнения, определения по грамматическим правилам образуют предложения.

Словарь, объем которого около тридцати слов, позволил сконструировать больше пятисот предложений. Самые короткие из них состояли из двух слов, самые длинные — из пяти. Все предложения, которые использовались при общении с афалинами, были в повелительном наклонении. Это были предложения-команды. Но понимает ли афалина предложение? Критерием служила точность выполнения команды.

Обе афалины, усвоив слова и разобравшись в грамматике, демонстрируют необыкновенные способности. Они понимают с первого раза новое предложение, новый синтаксис. Они правильно действуют, даже когда предложения сложны по смыслу, как говорят специалисты, семантически обращаемые: «подтащить мяч к обручу», «подтащить обруч к мячу». Дельфины выполняют точно команды-предложения, смысл которых меняется в зависимости от места, где стоит определение.