Птичьи словари

У синиц, ткачиков, вьюрков словари большие. Вторая особенность языка этих птиц: пользуются они многими своими Воронкриками не от сезона к сезону, а постоянно. К тому же передают сходную информацию в разных криках. Синонимы очень нужны птицам. Тихими высокочастотными свистами члены стайки поддерживают между собой связь, и хищники их не слышат. Но такие звуки не распространяются на большие расстояния. Они быстро затухают, рассеиваются и отражаются. Поэтому когда птицы разлетаются подальше друг от друга, они переходят на низкочастотные звуки, трели, смысл которых аналогичен тихим свистам.

Однако воробьиные птицы в абсолютно, разных ситуациях могут издавать сходные звуки. Кричит галка свое «кья», а что точно произошло? Подробности остальные галки узнают, убедившись во всем собственными глазами. Но галкино «кья» полностью не обезличено. Сообразить, что случилось, не составляет труда лишь слыша крик.

Песни многих птиц похожи на крики, которые повторяются. «Ууб-ууб-ууб-ууб» — доносится из кроны дерева. Там воркует дикий голубь клинтух. У мелкого озера поет кулик большой улит. «Витя-витя-витя...», — твердит он. А на лугу старательно выводит «пить-пибить-пить-пи-бить» перепел. Но у воробьиных птиц, у большинства, песни и насыщены информацией и сложны. В них комбинируются простые звуки и звуки более высокого ранга, составленные из простых. Наименьшую неделимую единицу песни называют «нотой». Из нот образуются слоги, а из слогов — мотивы или фразы. В песне зарянки пять мотивов, а в каждом мотиве восемь или двенадцать нот. В песне белоголовой зонотрихии сорок пять нот, девятнадцать фраз. В песне тундряной чечетки пятнадцать фраз. Эту песню свою чечетка-самец поет весной, когда ждет, что к нему прилетит самочка. И вот она рядом. Можно начать ухаживать. Для такого момента предназначена другая песня, она получилась из той, какой самец рекламировал себя, когда был один. Но в ней больше трелей, есть в ней и особые, новые трели, поэтому звучит она нежно, как будто журчит ручеек.

Услышав песню щегла, второй щегол сразу поймет, что рассчитывать на гостеприимство не приходится, больше того, сейчас ему зададут трепку: щегол — хозяин владения — добавил крик угрозы в обычную свою песню. Как и щеглы, чижи обзавелись «воинственной» песней. Но чиж информирует о своих намерениях конкурента иначе. Он ухитряется исполнять звуки своей весенней песни и одновременно враждебно шипеть. Изменять смысл песен птицы могут и комбинируя все эти способы.

Голуби или куры, общаясь друг с другом, используют звуки, число которых и смысл, заключенный в  них, точно передаются из поколения в поколение. Их словарь из года в год, из века в век один и тот же. Но вот вороны. Они легко копируют речь человека. Ко всему еще эти птицы способны не только произносить фразы, но и пользоваться ими в нужный момент. Ворону, которого звали Вотан, прежде чем дать еду, говорили по-немецки: «komm» — («иди»). Наступил момент, ворон стал ухаживать за самкой. Чтобы подозвать ее к лакомому куску, Вотан должен был издать предназначенный для такой ситуации специальный крик «гро». А вместо него ворон говорил: «komm».
Другой ворон мог говорить: «komm, Dora, komm» и свистеть. Самка Дора, пока сидела с самцом, никаких слов не произносила. Но едва ворон вылетал из клетки, она начинала кричать: «komm». Ворон в ответ свистел и говорил: «komm, Dora». А возвращался ворон в клетку — самка переставала его звать. Вороны и малабарские дрозды, живущие вместе, прекрасно разбираются в криках друг друга. Когда из клетки удаляют одну птицу, вторая издает крики-призывы из ее словаря.

Но особенно искусно имитируют речь человека попугаи. В Париже каждый год проводят конкурсы попугаев, победители которых знают до пятисот слов, произносят двести фраз тогда, когда и следует. Говорящие попугаи, вороны и их собратья особенно наглядно демонстрируют возможности птиц копировать различные звуки. Пернатые, которые занимаются имитацией, имеют преимущество: они постоянно пополняют свои словари. У щегловых птиц, особенно у чижей, чем старше они, тем сложнее их песни. Чижи вводят в них звуки, которые слышат рядом с собой. Они изобретают сами новые ноты и усложняют те, которыми пользовались раньше. Чижи могут переставлять и более сложно комбинировать существующие в их репертуаре ноты. А в результате у такого имитатора и изобретателя вариантов весенней песни становится больше и повышается его социальное положение.

У тундряных чечеток, обитающих в окрестностях якутского поселка Берелях, было обнаружено семь вариантов звуков «че», которые отличаются тонкими деталями. Неодинаково произносят звуки тундряные чечетки Чукотки, живущие в небольшом районе на побережье залива Креста. Но что это дает птицам? Разыскивают чечетки корм на земле или летят, все время доносится «че-че-че-че...». И птицы держатся на определенном расстоянии, не удаляются друг от друга слишком далеко. Появившись на свет, чечетки знают, каким в основном должен быть крик, но как произносить его — этому они учатся. Всю свою жизнь чечетки изменяют крик, и одну стайку от второй или третьей отличить легко. Услышав «че-че-че-че», чечетки сразу узнают, своя эта птица или чужая.