«Звуковые ловушки»

«Фйии-рюрюрюрюрю-цик-ру...» - выводит звонкую трель птичка. Она меньше воробья и хороша собой: лоб белый, щеки и горло черные, спина темного пепельно-серого цвета, крылья - бурые, а грудь и хвост ржаво-красные. Поет птичка, хвостик ее все время вздрагивает, и вспыхивают пурпурные перышки, словно горит багряными красками закат. Отсюда и название ее - горихвостка. Устроившись на ветке, она повторяет свою трель. Невдалеке запела черноголовая славка, горихвостка словно не слышит ее. Но вот до горихвостки донеслась песня еще одной горихвостки, и поведение ее переменилось.

Все естественно. От своего собрата можно ждать что угодно. Однако как горихвостка узнала, что появился возможный противник? Как узнала горихвостка, что птица эта относится к тому же виду, что и она, а не к другому?

Больше двадцати лет назад были придуманы звуковые ловушки. «Ловят» ими птиц так. На магнитофон записывают песню, а потом воспроизводят ее на территории какой-нибудь птицы того же вида. Она подлетает к «нарушителю границ» - магнитофону, в свою очередь, поет: «Улетай отсюда». Удостоверившись, что песня действует нужным образом, ее искажают. Современные приборы позволяют как угодно изменять звуки: укорачивать, удлинять, делать их более высокими или более низкими. И с каждым новым вариантом песни знакомят птицу, смотрят, что для нее важно, как и на что она реагирует. А в конце концов выясняют, где же спрятан ключ к расшифровке той или иной информации.

Песни обыкновенных овсянок строятся по сходному принципу. Почти вся песня состоит из однообразных коротких частей, которые следуют через определенные интервалы: «зинь-зинь-зинь...». Первая часть довольно тихая, а те, что идут за ней, становятся все громче и громче. Заканчивается песня протяжно: «зииии». Каждому самцу дали прослушать десять раз искусственно измененную песню, а после перерыва десять раз - нормальную. Ни песня, которая звучала в два раза дольше, ни песня, громкость которой меняли, не повлияли на поведение птиц: они вели себя так, как будто слышали что и положено. Даже песня, проигранная в обратном порядке, подействовала на птиц. Секрет был в том, что ее короткие части могут начинаться и с низкочастотных звуков и с высокочастотных.

Однако где содержатся сведения, которые позволяют овсянкам узнавать своих? Песню стали укорачивать, и вот тут-то выяснилось: информация, что птица принадлежит к данному виду, закодирована в самом ее конце. Когда воспроизвели лишь последние звуки «зииии», почти все овсянки прореагировали на них, словно прозвучала совершенно нормальная песня.

И другие птицы - обыкновенные пищухи, попав в звуковые ловушки, выдали свою тайну. Они опознают своих соплеменников, наоборот, по первым двум фразам песни.