Совиные хитрости

Среди птиц лучше всех распознают, откуда доносятся звуки, совы. А среди сов самые совершенные уши у сипух, неясытей, ушастых и болотных сов. Они с точностью до одного  градуса  определяют место,  где  раздался  звук.

Сипухи, неясыти, ушастые и болотные совы - ночные охотники. В лунные светлые ночи и в сумерках можно ловить добычу, полагаясь на глаза. Ну а что делать в остальные дни, когда на небе сплошь тучи и облака? Что делать в обычные ночи, когда не видно ни зги? Вот и стали слуховые аппараты сов такими, которым нет равных среди птиц. У сов, как и у людей, бывает катаракта глаз. Ослепнув, сова чувствует себя совершенно нормально. Смерть от голода ей не грозит. Она охотится на грызунов, улавливая их звуки.

Наружные уши - непременный атрибут не только большинства зверей. Есть они и у птиц. Но у грифа или страуса - это стержни, похожие на щетину, они редкие и их мало. А у ушастой совы уши огромны, и образуют их почти шестьсот перьев. На передней складке уха перья жесткие и растут не очень плотно, на задней - они густые и сомкнуты. Перья и складки образуют на «лице» совы два полукруга, которые располагаются позади глаз сверху, сбоку от них и почти соединяются на подбородке. Получается так называемый «лицевой диск». Он необыкновенно подвижен: двигаться может каждое перо, перемещаются целые слои перьев. Поэтому совы, которых заинтересуют какие-то звуки, могут настораживать свои уши, как и звери. Уши сов больше напоминают уши зверей, ведущих ночной образ жизни, чем птиц.

Вторая особенность ушей сов: они резко асимметричны. У ушастой совы слуховые проходы располагаются под углом друг к другу и в горизонтальной плоскости и в вертикальной. А у сипухи и сами уши по величине разные. В результате совам доступно многое. Определяя, откуда донеслись звуки, эти птицы, как и мы, учитывают разницу в силе звуков: в одно ухо они поступают более громкие, чем в другое. Учитывают птицы и задержку во времени их прихода. Уши позволяют совам обнаруживать источник звука в трехмерном пространстве.

Сова, которая хочет раздобыть себе ужин, должна услышать довольно слабые звуки. Удается ей это и потому, что барабанная перепонка имеет форму высокого шатра и сильно увеличена. Размер ее почти такой же, как у ягуара или льва, и давление звуковой волны, передаваемое во внутреннее ухо, усиливается без малого в сорок раз, у человека - лишь в восемнадцать.

И вот, имея прекрасный слуховой аппарат, сова, когда стемнеет, отправляется на охоту. Больше всего ей подходят места, где мало травы или вообще нет ее: здесь полевку скорее поймаешь. Окажется ушастая сова на опушке или там, где деревья редки, летит она медленно, еле-еле взмахивает крыльями, останавливается в воздухе. Но если деревья растут чаще, ведет себя она иначе. Перелетает с дерева на дерево, с одного знакомого сучка на другой, а присев на него, прислушивается. Она знает, какие звуки должны раздаться.

Ушки на макушке у совы никакого отношения к слуху не имеют. А стоит сове насторожиться, ушки эти тут же исчезнут. И то ли мрачная, то ли угрюмая физиономия совы станет круглой и удивленной. Услышав писк полевки, а чаще ее шорох, сова мгновенно поворачивается на звук и срывается с сучка. Если в этот момент мысленно провести линию от головы совы до полевки, она будет прямой. Траектория броска почти так же прямолинейна. Сначала сова летит, выставив вперед голову, потом она вытягивает вперед лапы. Но вот лапы и голова сближены, долететь остается совсем немного. И тогда сова устанавливает лапы в точку, где перед этим была голова, а сама отклоняется назад и хватает полевку раскрытыми когтями. Немного помедлив, сова берет добычу в клюв и покидает землю. Вскоре ее лицевой диск снова в боевой готовности.