Сигналы доходят до цели

Тихий летний день. Отрывается от земли аэростат. Вот он почти на километровой высоте, а впечатление, что ты на земле, так отчетливо квакают лягушки.

Аэростат поднимается еще выше. Теперь его от земли отделяет два с половиной километра. И все равно слышно, как кукарекают петухи, как мычат коровы. Однако ясная безветренная погода - редкость, да и при ней нет абсолютной тишины. А начнется мелкий моросящий дождь, подует чуть ветер - станет шумнее. Даже лесной ручей, который вообще вроде бы не журчит, вносит свою лепту в уничтожение тишины. А сами животные? Запоют птицы, застрекочут кузнечики - какая уж тут может быть тишина?

Но тихо или очень шумно вокруг, а сообщать друг другу все необходимое в любом случае надо. Как же умудряются передавать сведения животные, несмотря на многочисленные помехи?

Суслики, малый и желтый, живут в местах, где сильный ветер - обычное дело. У сусликов есть крики, услышав которые соплеменники узнают, что обнаружен враг. Ветер, дующий со скоростью шесть метров в секунду, - помеха серьезная, а крики сусликов доходят до цели. Суслики «придумали» защиту от ветра: их крики - это серии быстро следующих друг за другом звуков. И какой бы сильный ветер ни поднялся, уж одна-то из них да проскочит.

Большие песчанки живут в пустынях или полупустынях. В нашей стране в самые важные для зверьков месяцы, с мая по октябрь, там сухо. Но при низкой влажности воздуха звуки высокой частоты затухают быстро. А существует закономерность: меньше животное - выше, тоньше у него голос. Песчанки - зверьки небольшие, и крик, которым они предупреждают жителей колонии об опасности, должен был бы звучать на частоте примерно 7 килогерц. Однако частота их крика неимоверно низкая: в три с лишним раза меньше. Так песчанки приспособились к своим условиям жизни, и их крики слышат соплеменники, даже если находятся далеко от зверька, подавшего сигнал.

Благодаря низкой частоте минуют препятствия звуки и других млекопитающих, потому что такие звуки меньше «гасятся» листьями и стволами деревьев.

Ленивцев, и двупалых и трехпалых, можно встретить на острове Барро Колорадо, находящемся в зоне Панамского канала. Когда у ленивцев подрастают детеньгши, они начинают передвигаться с ветки на ветку самостоятельно. Своими жесткими, покрытыми ороговевшей кожей губами срывают листья, молодые побеги, цветки деревьев и не забывают все время поддерживать связь с матерями. Оба вида ленивцев живут в одном и том же лесу и предпочитают держаться в кронах деревьев. Но детеныши трехпалых ленивцев, поддерживая контакт с собственными матерями, свистят, а у двупалых получается блеянье, и звуки эти гораздо ниже свиста трехпалых. Почему же так различаются крики? Каждый вид ленивцев обитает в определенном ярусе леса. А преграды, которые должны преодолеть звуки в кронах деревьев, в зависимости от высоты разные. И ленивцы «учитывают» это. В результате их крики распространяются с наименьшими потерями.

Зверьки, похожие на обыкновенных белок, но с более длинным пушистым хвостом, который покрыт темными волосками со светлыми вершинами, в жару отсиживаются в дуплах. Утром и вечером они выбираются из своих убежищ и, растянувшись на ветке, принимают солнечные ванны. За это их и назвали «солнечными белками». Заподозрит неладное зверек - закричит, предупредит об опасности остальных.

Полосатая белка по величине как и солнечная. Заметив врага, она тоже издает крик, но частота его в пять раз меньше. Эта белка поселяется в очень густом подлеске, а ее родственница живет в довольно светлой части леса, забирается ввысь на пятнадцать метров. Вверху же звуки высокой частоты затухают медленнее, чем внизу.

Птицы, обитающие в густых зарослях трав и кустарников, в густой листве крон, чтобы их старания не пропали даром, чрезвычайно часто повторяют свои песни, распевая их почти непрерывно. Сведения же, где находятся они, птицы передают, используя трели, которые представляют собой быстрое многократное повторение одинаковых звуков.

Не боятся шума летучие мыши. Они извлекают нужную информацию несмотря на то, что рядом летают другие зверьки, с «включенными» эхолокаторами, да и вообще о тишине говорить не приходится. Остроухая ночница, если становится все шумнее и шумнее, начинает издавать звуки более громкие. Она старается как бы перекричать шум. Тогда и щелчки ее длятся в три раза дольше, а частота их растет.

Каждого, кто оказывается на лежбище северных морских котиков, поражает многое, и особенно - гвалт. Но разве может быть на лежбище тишина? На небольшом кусочке суши собираются тысячи животных, которых никак нельзя отнести к молчунам. Кричат самцы - секачи, кричат самки, кричат их детеныши. Прибавьте сюда еще шум морского прибоя - и картина будет более или менее ясна. Но тем не менее котики слышат друг друга.

Котики часто издают особый крик, который напоминает рев. Крик настолько мощный, что разносится на несколько десятков метров, и звучит он достаточно долго: иногда полторы секунды, причем не раз повторяется. У криков самок такие же особенности. Самка, решив отыскать своего детеныша на основательно заселенном лежбище, зовет его. И детеныш слышит крик матери, которая находится в двух километрах от него.

Насекомые не меньше, чем звери, заинтересованы, чтобы их звуки достигали цели. Комару помехи не преграда. Услышав жужжание, комар не собьется с пути, если шум будет сильнее жужжания в сто раз. Кузнечики не такие мастера. Они продолжают продвигаться к цели, когда шум громче стрекотания, привлекающего их, всего в три раза.

И рыбы способны улавливать звуки, которые несут полезную для них информацию, при помехах. Но смогут они услышать их среди шума или нет, зависит от того, что это за звуки. Звуки, которые раздаются, когда рыбы едят или угрожают друг другу, тонут в окружающих шумах при волнении моря в два балла. А звукам, испускаемым во время нереста, не страшен шторм в четыре балла. И в такой шторм рыба, которая находится от подателя сигнала в девяти метрах, приплывет к нему. Его звуки преодолевают преграду, потому что громки. Но только ли громкость имеет значение? В бассейн, где плавала стайка речных окуней, пустили с высоты струю воды. Она создавала большие помехи. И стали воспроизводить звуки: однотонные и «букет» из чавканья, шорохов, шелестов. «Букет» рыбы распознавали, как и люди, лишь тогда, когда эти звуки были громче окружающих шумов. А однотонные звуки, которые раздавались через строго определенное время, ритмично, окуни хорошо слышали несмотря на то, что они полностью были скрыты окружающими рыб шумами.