Это меня не касается

Небо любуется на себя. Огромный пруд - неплохое зеркало: лишь по краям его чуть-чуть высовываются из воды или возвышаются над ней растения. Неподалеку от растений - зеленые лягушки, видны одни их головы. Лягушки замерли. Блестят глаза, а позади них - кружочки. Это уши, барабанные перепонки. К ветле на берегу подлетела ворона. Села и закаркала. Лягушки - ноль внимания. Залаяла собачонка. Голос у нее - пронзительно-звонкий, век бы не слышать. А лягушкам хоть бы что, не пошевелились. Но вот закричала одна, раздулись ее резонаторы: «коэкс-коэкс-коэкс...» И понеслось, заквакали во все горло остальные.

Лягушки не единственные животные, которые относятся выборочно к звукам, доносящимся до них. И другие обращают внимание не на все. У каждого вида животных свой звуковой мир. А в зависимости от того, какой образ жизни ведет тот или иной вид, в устройство органов слуха «вносились» различные поправки. Ведь чем точнее будет получать необходимые сведения , животное, тем выше при прочих равных условиях его шансы выжить.

Сколько существуют на Земле тигры, барсы и всякие другие кошки, столько охотятся они на всевозможную живность, мелкую и крупную. Но любой охотник должен уметь найти дичь. Кошки - первоклассные охотники, а разыскивая добычу, они полагаются на свои уши. Слух в их жизни значит очень многое. И все кошки, без исключения слышат прекрасно. Но что способствует этому?

У млекопитающих за барабанной перепонкой расположена костная полость, которая заполнена воздухом. Называется она - «слуховой барабан». Величина барабанов разная: от двух до пятидесяти семи миллиметров. Чем меньше животное, тем меньше барабаны. Разные у них и очертания. У кошек барабаны по форме - шар, стенки их тонкие, а разделены они на две камеры. Такие барабаны и расширяют диапазон воспринимаемых частот, и повышают чувствительность слуха к определенным частотам за счет резонанса во всей полости среднего уха и в каждой из камер. Однако это то, что объединяет кошек, а дальше уже идут различия. Возникли они потому, что охотятся хищники кто на кого. Добыча тигра и барса - копытные животные, и слуховые барабаны резонируют у них на частотах от 1 300 до 4 200 герц: уши их особенно чувствительны к звукам, которые издает добыча. Лесной кот ловит мелких грызунов и птиц, поэтому резонансная частота его барабанов гораздо выше: от 4300 до почти 15 000 герц.

Волки, как и кошки, не вегетарианцы. Чтобы прокормить себя и своих детей, они охотятся и на грызунов и на зайцев, а если начнут преследовать лося, и этот лесной гигант может не выдержать единоборства с ними. Слуховые барабаны волков похожи на луковицу, стенки их плотные, они тоже состоят из двух камер. А поскольку список объектов охоты серых охотников довольно «разношерстный», диапазон резонансных частот у них растянут: от 1 600 до 8 500 герц. Между прочим, у рыси, «меню» которой аналогично волчьему не ограничивается одним «блюдом», диапазон воспринимаемых частот еще шире, чем у волка.

Большие песчанки не охотники. Едят они траву, грызут веточки кустарников. А как приспособились эти безобидные зверьки к своим условиям жизни? Живут большие песчанки колониями, они искусные землекопы. Сложные системы их нор занимают сотни квадратных метров. Подземные ходы у песчанок - на зависть многим. По ним не надо ползать, по ним можно бегать, и свободно приподнимаясь на лапках. Ходы ведут к самым разным камерам: в одних песчанки спят, в другие складывают заготовленные корма, в третьих у них появляются на свет детеныши. В таких условиях связь между членами семьи и колонии должна все время поддерживаться. И правда, зверьки постоянно информируют друг друга, не только крича, но и стуча лапками по грунту. Выберутся песчанки на поверхность земли, уйдут по своим делам далеко от дома, переговариваются они не меньше.

Все это наводило на мысль, что орган слуха больших песчанок должен иметь особенности, которые бы давали зверькам возможность хорошо слышать звуки членов своих семей, других жителей колонии. Должны были быть, видимо, и специальные устройства, которые бы позволяли улавливать колебания почвы, возникающие от ударов по ней лапками. Так и вышло. Когда стали изучать уши более семидесяти видов зверей, ни у одного из них не удалось найти такие сложные полости среднего уха, как у большой песчанки. Четыре дополнительные камеры, каждая из которых, судя по всему, резонирует на разных частотах, усиливают воспринимаемые звуки, помогают выделять наиболее важные из них. И барабанная перепонка песчанки располагается нестандартно: на костном диске, который свисает в полость среднего уха и укреплен на тонких перегородках. Это повышает чуткость к вибрации почвы, обостряется так называемый «сейсмический слух».

Изо дня в день на больших песчанок охотятся перевязки - необычайно красивые зверьки с пушистым хвостом. Они похожи и не похожи на хорьков. Уши у перевязок большие, поперек мордочки идет черная полоса, над ней и под ней - по белой полосе. Шерсть у перевязок грубее, чем у хорьков, но зато на ней и черные, и желтые, и белые пятна. Перевязки ловят песчанок прямо в их собственных норах. Мало того, они живут в этих норах, устраивают там свои гнезда. Но если условия жизни одинаковые и органу слуха перевязок приходится «решать» аналогичные задачи, может быть, он устроен, как и орган слуха песчанок? Предположение подтвердилось. Барабанная перепонка у перевязок прикрепляется сходно, а перегородки в полости среднего уха образуют дополнительные полости и сегменты.

Среднее ухо белок и бурундуков, проводящих много времени на деревьях и в дуплах, отличается от ушей неревязок и песчанок. В нем образуются крупные ячеи. Эти ячеи резонаторами не служат, но усиливают передачу колебаний стенок слухового барабана внутреннему уху. И повышается чувствительность сейсмического слуха. Белки и бурундуки хорошо улавливают звуки, которые распространяются по стволам деревьев. А прежде чем достичь полости среднего уха, они проходят такой путь: лапы - кости черепа.

У любителей старых захламленных хвойных и смешанных лесов - куниц, охотников на белок, сейсмический слух развит не хуже. И самое интересное: у лаек, специализирующихся на добыче белок и куниц, вырабатывается та же повадка «брать зверя на коготок».