Совместная охота

Могут ли насекомые охотиться сообща? Могут. Клопы с более или менее цилиндрической головой и довольно длинными ногами - хищнецы, обнаружив в поле крупных гусениц, объединяются в группы, и каждому охотнику достается тогда добычи больше. А рыбы? Охотятся ли они вместе? Стая ставрид преследует песчанок, «прижимает» их к поверхности воды снизу, и рыбы эти не могут уплыть ни в одну из сторон, ни скрыться в глубине. А птицы? Объединяют ли они свои усилия, чтобы добыть себе корм? Коллективную охоту любят устраивать в дельтах рек бакланы. Начав ее, птицы поднимают невообразимый шум. Без конца каркают, все время хлопают крыльями. Преследуя косяк рыб, бакланы, которые оказываются сзади, летят вперед, а бакланы, которых обогнали, в свою очередь, не хотят быть замыкающими.

И все же если сравнить разных животных, выяснится: чаще всех охотятся сообща звери. А самые умелые среди них охотники - те, у которых психика высоко развита.

Дельфины - обыкновенные, пятнистые, вертящиеся, - собравшись на поиск пищи, образуют огромные группы: они состоят из сотен животных. Дельфины выстраиваются в шеренгу, простирающуюся на несколько километров, и движутся «фронтом», обследуя море. Однако обыкновенные и другие дельфины могут выслать вперед и разведчиков. Не важно кем, но наконец стая рыб обнаружена. Теперь надо ее направить к берегу, на мелководье. Если такая задача встанет перед индийскими афалинами, а между скалой и берегом есть пролив, через который рыба может выйти из бухты, сюда приплывут два крупных самца. Часть дельфинов окружит стаю полукольцом, преградив ей путь в открытое море.

Право на охоту каждый получает, когда подходит его очередь. Со стороны моря в бухту приплывают все новые дельфины, а те, что наелись, покидают ее. За порядком, судя по всему, следят два дельфина, охраняющие проход между скалой и берегом.

Косатки - дельфины-великаны - охотятся и на рыбу и на морских зверей. Стадо из тридцати косаток, решив напасть на молодого голубого кита, действует на удивление организованно. Дельфины быстро и четко распределяют между собой обязанности. Часть их атакуют кита с фланга, две косатки оказываются впереди кита, а часть охотников идут в хвосте. Кит попадает в безвыходное положение. Косатки не дают ему опуститься вниз, подплывают под его живот, мешают ему всплыть наверх, чтобы вдохнуть воздух. И он не может набрать нужной скорости, уйти от преследователей. Охота продолжается уже час. Вдруг одна из косаток подает сигнал, и все сразу оставляют кита, уплывают.

Когда косатки заметят на плывущей льдине тюленя-крабоеда, два дельфина покидают стадо, направляются к льдине и сильно высовываются из воды. К ним присоединяются товарищи, которые также заглядывают на льдину. А потом все неожиданно ныряют, плывут в сторону метров сто, выстраиваются шеренгой и быстро возвращаются, нагоняя на льдину высокую волну. Льдина под напором воды наклоняется, тюлень падает в воду.

Косатки могут и подплывать под льдину, чтобы ударами спин опрокинуть ее вместе с лежащим на ней тюленем. Но вот косатки нашли рыбу. Они заставляют сбиться ее поплотнее и плавают возле нее по кругу. А потом без всякой суматохи, строго по очереди, каждая делает бросок внутрь кольца, которое образовалось. Раздаются самые разные звуки, даже похожие на свист.

Распределять обязанности, сгонять кому-то рыбу в одно место, а кому-то следить, чтобы не ушла она в открытое море, - мороки достаточно. Нельзя ли обойтись без этого? Обнаружить добычу дельфинам помогают эхолокаторы, но ими же они и «глушат» ее. Такая выдвинута гипотеза. Дельфины издают короткие, очень сильные звуки, и под действием их рыбы впадают в состояние, напоминающее летаргический сон.

В «меню» других зубатых китов - кашалотов - «блюд» не меньше, чем у дельфинов. И рыба любой величины и кальмары. Кальмары - существа очень подвижные, вдобавок на проглоченной кашалотами добыче практически нет следов зубов, а иногда она сидит в желудке и вовсе живая. Как это все объяснить, если не считать, что кашалоты, запеленговав добычу, заблаговременно не глушат, не обездвиживают ее?

Львам приходится использовать обычные способы. Однако тактику охоты они, как и зубатые киты, выбирают, учитывая обстоятельства. Собравшись напасть на домашних животных, лев приближается к загону и громогласно рычит. Обезумевший от страха скот несется навстречу поджидающей его львице. На диких животных львы охотятся по-другому. Подобравшись к пасущемуся стаду зебр, два-три льва ложатся в высокую траву. Остальные крадутся, заходят на противоположную сторону и внезапно нападают на зебр, гонят их прямо на своих товарищей, спрятавшихся в траве.

Но кто обычно охотится у львов? Львицы. А львы в основном посиживают дома, присматривая за львятами. Если и участвуют они в погоне, то бегут позади львиц. В этом еще недавно были все убеждены. Однако репутация царя зверей восстановлена. Чуть больше тысячи двухсот львов охотились в африканском заповеднике Серенгети, и лишь три процента их не занимались загоном и преследованием добычи.

Львы выделяются среди кошек. По той же причине стоят особняком среди куниц харзы: и они предпочитают охотиться не в одиночку. Харза - житель тропиков. А у нас ее можно увидеть на юге Приморского края и в Приамурье. Эта куница необыкновенно красива. Шерсть на голове у нее черно-бурая, а начиная от затылка - золотистая. Бока и живот у харзы желтого цвета, грудь - оранжево-золотистая, подбородок и часть щек чисто-белые, конец спины, хвост и лапы такие, как и голова. Харза почти вдвое крупнее наших остальных куниц. Она быстро бегает по земле, прекрасно лазает по деревьям, а прыгая с одного дерева на другое, может делать девятиметровые прыжки.

Харзы охотятся на не менее необычное животное с копытами - на кабаргу. Побольше средней собаки, без рогов, с длинными и острыми клыками, торчащими изо рта, она кажется сгорбленной. Но никакого горба у нее нет. Мощные и длинные задние ноги придают кабарге такой вид.

Отправившись на поиск добычи, харзы бегут не спеша, они или сходятся, или образуют шеренгу, держась друг от друга даже в семидесяти метрах. Но вот они обнаружили кабаргу. Три харзы, тихо подтявкивая, понеслись по снегу так, словно не существует ни буреломов, ни завалов. Рядом скачут еще две. Кабарга, забыв о лишайниках, которые она только что срывала, бросается бежать. А поняв, что дело плохо, собирается прибегнуть к испытанному приему: задумывает добраться до места, где станет она недоступна для врагов. Но у харз собственный план. Они должны вывести кабаргу к реке, на лед, там ее проще поймать. И решают харзы эту задачу успешно. Одна преследует кабаргу, другая заходит со стороны и спугивает ее в нужном направлении. Встретившись во время маневра, харзы меняются ролями. Звери действуют очень согласованно. И этому немало способствуют звуки, которые они издают. В конце концов харзы добиваются своего. Кабарга выбегает к реке.

Пока не известно ни одного случая, чтобы охота харз была безрезультатной. Насытившись, звери вместе уносят не сильно уменьшившуюся после первого обеда добычу. Они прячут ее в дупле или под корни дерева, или в завалы у реки.

Волки не так удачливы. Часто из десяти охот лишь одна бывает успешной. Приблизившись к табуну сайгаков, три волка начинают преследовать его, оставшиеся бросаются наперерез стаду, потому что бегут антилопы по огромному кругу. Но все напрасно. Сайгаки как на подбор. Добычей же волков в первую очередь становятся больные, увечные, недоразвитые животные или животные с отклонениями в поведении.

Волки в поисках пищи пробегают иногда десятки километров. И каждый кусок мяса для них имеет большую ценность. Чтобы заполучить его, волки применяют самые разнообразные приемы. Совместная охота у них доведена до высокой степени совершенства. А все свои обширные знания взрослые передают молодым. Волчата рождаются неумелыми охотниками, сложному искусству охоты их учат родители и другие взрослые. Волки по-всякому пытаются обнаружить добычу. Они могут осматривать местность с площадки, подходящей для этого. Они полагаются на свой прекрасный слух. Волки хорошо знают места, где обычно им сопутствует успех, и не преминут побывать там.

Разыскивая тюленей, звери идут по гладкому льду след в след. Доберутся до торосов - рассыпаются «веером». Все торосы, которые встречаются на пути, они тщательно исследуют и опять идут след в след. Однако когда волкам известно, где находится добыча, стая разделяется надвое. Обнаружив косулю, часть волков прячется, устраивает, как и львы, засаду. Другие становятся загонщиками. В засаде охотники лежат там, куда должна побежать косуля, напуганная загонщиками. Этот прием популярен у волков. Он используется в самых разных ландшафтах при охоте на самых разных животных: на сайгаков, джейранов, архаров, кабанов и даже на зайцев.

После успешной охоты волки утром возвращаются к месту отдыха. Впереди бежит вожак. Вдруг он останавливается, начинает выть. Его поддерживают члены стаи. Они подходят ближе к вожаку и воют на все голоса, подлаивают и повизгивают, широко раскрыв пасти. Завоют волки вечером - значит, объявляется общий сбор, сейчас они пойдут на охоту. Воют волки и поймав добычу. А если стая охотилась двумя группами, каждая сама по себе, но повезло одной из них, вторая приходит, чтобы разделить с собратьями трапезу.